alex_ishm (alex_ishm) wrote,
alex_ishm
alex_ishm

  • Location:
  • Mood:

Воришка Файзул

Я должен был списать его ещё в январе, когда обнаружил, что на мостике нет астрономического ежегодника на 2014 год. При этом помощники на каждой ходовой вахте исправно вели журнал поправок магнитного компаса, указывая метод определения – истинный пеленг на небесный объект. Понятно, они пишут от балды, лишь бы заполнить строчку, но пусть хотя бы создают видимость правдоподобия.

Мы готовились к веттинговой инспекции, я затеял проверку, нет ли где подвоха, вдруг, инспектор глянет, как мы контролируем девиацию магнитного компаса и копнет глубже. Заодно хотелось освежить в памяти, как делается расчёт и самому прикинуть, насколько таблица девиации соответствует реальности, ей было два года, судя по всему, она тоже составлена от балды, хоть и заверена печатью квалифицированного девиатора на момент выхода судна из ремонта в Португалии.

Как можно рассчитать истинный пеленг небесного светила без ежегодника? Невозможно. Я сразу представил воодушевление инспектора, поймавшего нас на нескольких нарушениях сразу, получается, вся организация службы на мостике – полная туфта. И это под моим руководством. А современный тренд таков – любое нарушение, касающееся навигации, вне зависимости от тяжести, рассматривается, как событие повышенного риска с соответствующими оргвыводами.

Навигацинный помощник Файзул, прибывший из страны Бангладеш, видя мой гнев, испугался. Просидев пару лет на берегу, не найдя себе нужного применения, он вынужденно вернулся на флот. Знакомая ситуация, сам оказывался в такой, мне стало его жалко. Сделал ему выговор с последним предупреждением, объяснив, что в наше время списывают за меньшие грехи и взялся за исправление ситуации.


Слева 4Пом Лиу, китаец. Файзул справа.

Мы стояли в порту, у нас был Интернет. Ура ему и Гуглу. Быстро нашел и скачал ежегодник в электронном формате. Издание неофициальное, но прикрыться можно, а в службу снабжения полетела срочная заявка. Что требовалось сделать еще в декабре, если бы Файзул проявлял должное рвение. Конечно и другие помощники из стран великих цивилизаций Индии и Китая могли бы подсказать, ну да ладно.

Ежегодник получили через неделю, я успокоился, тем более что веттинговую инспекцию отменили, потом перенесли и она случилась аж в марте, где в присутствии группового суперинтенданта Индержита Санду инспектор Стив МакДональд обнаружил, что на двух подходных картах Файзул пропустил две корректуры. Это была бомба.

Наш суперинтендант Рави Ханна позвонил на мой мобильный и раздраженно высказался. Ведь он в том же январе предупреждал, Файзул очень слаб как навигационный помощник и за ним нужен постоянный контроль, а Индержит Санду, досадливо морщась, спрашивал, почему я до сих пор не списал Файзула, ведь по нему видно, к службе – не годен.

Я слушал и думал: у тебя же больше власти. Возьми и спиши. Если я затею списание, то отдел кадров мне высушит мозг, и вы же, индусы и бангладешцы, вспомните о солидарности и между собой будете зудеть, что русский капитан списал бангладешца, потому что испытывал такую личную неприязнь, что кушать не мог.

Над Файзулом прогремела мартовская гроза, молния не попала и он быстро успокоился. Я не раз ловил его на мелких и крупных недочётах, энергично пинал, но дело шло к обоюдному отпуску, поэтому желание включать административные рычаги не появлялось. Приедут новые люди, установят свои порядки. К тому же на судне был другой второй помощник Ашиш Дев. Он прибыл из Индии не один, а вместе с юной женой Кусум и с намерением выдвинуться в старпомы через пару месяцев. Однако у него не заладилось с первых дней. Через месяц Кусум уехала, его готовность сменить старпома вызывала большие сомнения и судя по мейлам из отдела кадров, Файзулу предстояло сдать дела и обязанности Ашишу, потому что на замену присылали третьего помощника, а не второго.

В начале апреля, когда я уже собирал чемодан, нас неожиданно отправили в Венесуэлу. Это примерно рейс на три недели, после которого спишут точно. Можно не сомневаться. Не потому что Венесуэла, а по срокам. Мы выгружались в Тексас-Сити, произошла частичная смена экипажа. Приехали новые люди. Среди них молодой кадет из Малайзии. Симпатичный такой паренёк, спортсмен-футболист, очень модно и дорого одетый. Сразу видно, из состоятельной семьи. Наша компания – спонсор ALAM, малайзиской морской академии. Наш высший менеджмент – малайцы в Куала Лумпур. Кадеты такого типа мне встречались раньше, они отличаются легкой бравадой и нахальством, не в пример тем же индусам и бангладешцам, у которых нет поддержки из офиса.

До конца выгрузки оставалось часа три. Я занимался всякими мелкими делами. Слышу, стук в дверь. Ко мне пришли двое практикантов – этот новичок-малаец в сопровождении бангладешца Джойнала (тоже ALAM). Малаец молчит и прячет смущение за ухмылкой на лице, Джойнал объясняет, что у малайца пропал дорогой смартфон, который оставался в каюте на подзарядке. «Самсунг» последней модели.

Тут надо отвлечься и удариться в воспоминания.

Когда-то я тоже был молодой и работал четвёртым помощником капитана на танкере «Морис Торез». В те времена не было смартфонов, компьютеров и видеоплейеров. Поэтому после ужина экипаж собирался в столовой, где стоял узкоплёночный кинопроектор и в 20:30 запускали очередной фильм из набора, полученного по обмену в советском порту. Сидим, ждём, когда штатный «киномеханик» запустит аппарат, и тут первый помощник (он же помполит или комиссар) делает объявление, что из каюты одного моториста пропала отоварка, поэтому всем оставаться на местах, а вместо киносеанса проведут досмотр, для чего мы должны избрать группу наиболее сознательных членов экипажа, которым доверяем больше, чем себе.

В те времена экипажи были многочисленными, под 50 человек, но досмотровую пятёрку набрали быстро и отправили на поиски. Из этих пяти, троим я бы точно не доверил, но определяли без меня, без прений и голосования, волевым решением старших командиров.

И вот сижу я, слушаю, как народ лениво перебрасывается шутками и с ужасом вспоминаю, что последние пару дней не заглядывал в свой шкаф, ну, не было причины. А подкроватные рундуки не выдвигал недели две. Вдруг там что-то лежит не моё и сейчас найдут? Разве мне поверят? Это же пятно на всю жизнь, никогда не отмоешься. И вообще, на каком основании люди, которых я практически не знаю, а только случайно встретил в одном коллективе, сейчас роются в моих вещах? Мучило нестерпимое желание встать и заявить протест, но ведь это расценили бы как признание вины и даже бы обрадовались, есть на кого свалить.

Некоторое время спустя я узнал, что подобные чувства обуревали не только меня, однако, как и я, эти люди нервничали и молчали в ожидании, пронесёт или нет. Примерно через час досмотровая группа вернулась, они обнаружили кое-что в помещении под спардеком, правда не полностью. Была дана команда на запуск фильма с намерением разобраться с не найденными вещами позже.

С тех пор у меня появился стойкий иммунитет на заявления о пропаже. Теперь-то я опытный и знаю, что в подобной ситуации самое верное решение – отправить всех по каютам, чтобы сами себя досмотрели и доложили, если найдут что-то не своё, а перед началом мероприятия доходчиво разъяснить, что никаких претензий не будет и сам факт обнаружения чужих вещей ни о чем не говорит, потому что в первую очередь виноват беспечный владелец, а не кто-либо ещё.

Ну, нельзя по заявлению одного человека подозревать всех и устраивать поголовный шмон.

В марте 2011 года на «Игл Ставангере» ко мне пришел старший механик-индиец Субрата Раха и сообщил, что у него из каюты пропали 700 долларов. Он почему-то был уверен, что я брошу все дела и затею поиски. Вместо этого я начал задавать вопросы, от которых он поплыл, потому что выставлять себя идиотом и не испытывать душевный дискомфорт мало кому дано.

Деньги лежали в ящике письменного стола, лежали давно, когда пропали неизвестно, обнаружил пропажу только сейчас и сразу пошел ко мне. Да, искал везде по каюте и не нашел. Никого не подозревает. В его отсутствие никто к нему не заходит, если не считать стюарда-филиппинца, который делает ежедневную уборку.

- Хорошо, но кто отважится зайти без спроса в каюту старшего механика и не просто зайти, а порыться в ящиках стола и забрать деньги?
Молчит, усиленно морщит лоб.
- Вы очевидно ждёте какие-то мои действия. Но что конкретно?
- Я думал, у вас есть инструкции. К тому же вы опытный человек, наверно должны знать, что делают в такой ситуации.
- Я могу объявить сбор экипажа, но вам придётся самому объяснять команде, что случилось.
- Не знаю... Может сообщить в полицию?

Мы шли из США в Мексику.

- Пожалуйста, станем к причалу, заявляйте. Только как вы себе это представляете? Приедет наряд полиции и пойдёт по каютам. Предположим, у кого-то обнаружат ровно семьсот долларов. Вы сможете доказать, что нашли именно ваши деньги? Вы помните, какие там были купюры, их номера?

Нет, не помнит, там даже не семь бумажек по сто долларов, а разнобой и сумма не точно семьсот, а приблизительно. Ну, здравствуйте, и что я должен делать?

- Я думал, у вас есть опыт в таких делах и вы знаете.
- Мой опыт в том, что меня также обкрадывали и я знаю, если вор взял чужое, то не для того, чтобы засветиться и попасться при первой же проверке.

Я уже потянулся к телефону, дать команду на общесудовой сбор, лишая Субрату повода жаловаться, будто его проигнорировали, но он поохал, повздыхал, сказал, что сам переговорит с механиками и мотористами, потому что только кто-то из них мог зайти к нему, и ушел со скорбным видом. Деньги, естественно, так и не нашлись. А вездесущие филиппинцы мне потом сказали:

- Пусть не врет. Он сам не знает и не помнит, где у него что лежит. А в его каюту, никто никогда не заходил. Кроме стюарда, конечно.

Передо мной стояли два кадета из академии ALAM, малаец и бангладешец и ждали, что я им скажу. Малаец сменил кадета-китайца Сяо. Каюта у практикантов общая с двумя кроватями и диваном, ночь провели втроем, в полдень Сяо уехал вместе с другими отпускниками. Пропажу обнаружили незадолго до их отъезда, но Сяо категорически отрицал, что прикасался к смартфону.
- Что ж вы сразу не пришли и не заявили, пока Сяо был на борту?

Молчат, мнутся.
- Кто-нибудь, кроме Сяо, заходил к вам?

Да, заходили другие моряки прощаться, помочь вынести вещи или воспользоваться туалетом. Дверь в практикантскую каюту не замыкалась.

- Понимаете, я не могу с ваших слов кого-либо обвинять. Тем более, что вы не принесли письменное заявление. Я официальное лицо и могу действовать только в рамках закона. Хотите, звоните в полицию сами, потому что, если заявлю я, Сяо задержат, обыщут и ничего не найдут, то для меня будет большая проблема. Это вам наука на будущее, не оставляйте ценные вещи без присмотра. Капитан – не полицейский, у меня другие обязанности. Всё, что сейчас могу посоветовать, вот вам ключ-вездеход. Звоните на номер пропавшего смартфона и пройдитесь коридорами, если где-то услышите звонок, открывайте помещение и зовите меня.

Кадеты переглянулись. Этот вариант уже отработали. Вызов проходит, но звонков на судне не слышно, скорей всего, смартфон уже на берегу, поэтому ко мне и пришли.

Увы, за пределами судна у меня нет власти, тем более, что нам скоро сниматься и мне не до пропавших гаджетов. Малаец извинился, бангладешец сказал «thank you, sir» и оба исчезли. Я связался со старпомом, тот был в курсе, но ему также недосуг, он заканчивал выгрузку. Вечером мы снялись и стали на якорь на рейде Галвестона. Старший механик занимался главным двигателем перед дальней дорогой. Мобильная связь была, я спросил Джойнала, откликается ли смартфон. Нет, теперь на звонки не отвечает.

- Значит смартфон улетел в другую страну с новым владельцем. Впредь наука.

Эта история ушла на переферию моего сознания и может быть исчезла бы насовсем.

Файзул и Джойнал http://alex-ishm.livejournal.com/43393.html

2 мая после выгрузки в Лейк-Чарльз я списался с группой отпускников, в числе которых был радостный и бодрый Файзул, переживший все невзгоды. Водитель, приехавший за нами, чтобы отвезти в аэропорт Хьюстона, доставил ему коробку с покупками. Оказывается, Файзул время на всякие фейсбуки не терял, но регулярно что-нибудь покупал он-лайн, указывая доставку на адрес транспортной компании, обслуживающей наш флот. Практичный и расторопный парень, этот Файзул. Я сделал себе зарубку на память. Почему бы и мне не воспользоваться сервисом на следующем контракте?

Почти четыре месяца продолжался отпуск, меня занимали другие дела и заботы. Семья, Россия, Украина, чемпионат мира по футболу, поездка в Испанию, всего не перечислишь. Кончилось тем, что 21 августа я прилетел в Стамбул, где меня встретили и отвезли в Тузлу на судоремонтный завод, принимать дела на танкере «Игл Бомонт».

Как-то сижу, просматриваю входящую почту, знакомлюсь с тем, что наприсылали из офиса, пока я безмятежно отдыхал. На глаза попадается обзор «скандальной хроники». Список нарушений по флоту, повлекших увольнение или административные взыскания. Информация чисто описательная, без указаний имен, названий судна и времени события.

И вдруг вижу:
На одном из судов компании палубный кадет доложил капитану о пропаже смартфона. Капитан не организовал поиск. Впоследствии служба поддержки клиентов обнаружила местонахождение смартфона, которым пользовался второй помощник. Полиция изъяла смартфон и вернула владельцу. Второй помощник уволен из компании.

Это же мой случай! И какие ко мне претензии? Важен результат! Устроил бы я шум и обыск, и что? Обидел бы большую часть экипажа, создал бы нервозную обстановку под конец выгрузки, спугнул бы вора и тот бы, паникуя, выбросил улику заборт. Но кто вор? Ведь на судне были два вторых помощника. Списавшийся в отпуск Файзул и оставшийся Ашиш Дев, у которого до отпуска оставалось меньше месяца?


Помхоз Пракаш, 2Пом Файзул и кадет Сяо.

Послал е-мейл на «Игл Бирмингем», где по-прежнему капитаном принявший у меня дела Руслан Крутоус. Ответ пришел быстро.
«Вор – второй помощник из Бангладеш, что списался вместе с тобой. Он начал пользоваться смартфоном для мобильной связи, тут-то его и вычислили».

Эх, Файзул, Файзул. Ни на что не способен. Ни украсть, ни посторожить. Это ж каким нужно быть бестолковым? И на берегу не смог устроиться, и на флоте погорел.

А ведь если б я его списал в январе или хотя бы в марте, как советовал Индержит Санду, он бы работал на другом судне и рассказывал, как ему не повезло с русским капитаном. И ходили бы про меня слухи, что я строг, но не справедлив.
А кадет-малаец всё равно бы посеял свой смартфон, но это была бы другая история.
Tags: Файзул, не воруй
Subscribe

  • Пятая в рифму

    Пятая лихтеровка 26-27 ноября с VLCC-танкером нашей компании "Eagle Vermont". Получилась рифмованная пара "Вермонт - Бомонт", что вызывало порой…

  • Новости с ковидных полей

    На той неделе вице-премьер Голикова, докладывая Путину о подъёме заражений в стране, в числе проблемных регионов упомянула Смоленскую область.…

  • Маленькие радости

    Отпуск у супруги продолжается, но ей пришлось побывать на работе для решения разных вопросов, в том числе ковидных. Возвращается радостная. Пока мы…

promo alex_ishm march 4, 2016 10:37 45
Buy for 20 tokens
Мне не хватает "светофора". Который бы подсказывал: сюда не ходи, здесь тебе не рады. Утром увидел в топ-100 пост некоего Бахуса baxus, что-то меня зацепило, кликнул "оставить комментарий". Опля! Вы забанены в этом журнале! Когда, по какому случаю? Не помню, чтобы я в этот журнал…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments